РусЛайн и АЛРОСА взяли по два Superjet’а

Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК) на главном российском отраслевом форуме Транспортная неделя — 2018 в один день, 20 ноября, подписала два рублёвых лизинговых контракта на Sukhoi Superjet 100.

Потенциальный банкрот

Первым клиентом стала РусЛайн (7R): она получит 2 самолёта на 12 лет.

Эта авиакомпания — лишь 21-й номер в стране по числу перевезённых пассажиров за 2017 год, но при этом обладает одним из крупнейших парков региональных самолётов (больше только у S7 Airlines) и развитой маршрутной сетью. Секрет невысоких показателей в том, что флот её составлен 50-местными очень старыми (средний возраст 18,4 года) и выведенными из производства ещё в 2006-м году реактивными Bombardier CRJ100ER/CRJ200ER. Из 21 самолёта три находятся на хранении, один (самый новый) — в VIP-конфигурации для чартеров, и лишь 17 работают в регулярном расписании. Топливная эффективность, не отвечающая современным запросам рынка, не позволяет проводить активную маркетинговую политику и заполнять даже эти небольшие авиалайнеры должным образом: занятость кресел в прошлом году составила всего 65,9% при среднем показателе по отрасли 83,2%.

РусЛайн для своего качественного развития не делает ничего:

  • не ищет партнёров с магистральным флотом (каковыми могли бы стать Уральские Авиалинии, Nordwind Airlines или альянс Red Wings/Нордавиа),
  • не переходит на гораздо более эффективный в условиях Европейской России (основного региона авиакомпании с базовым аэропортом Москва Внуково) флот из турбовинтовых Bombardier Q400,
  • не находит (ищет ли?) источников для финансирования более крупного контракта на поставку Superjet’ов для оперативной перестройки и омоложения флота.

В текущих условиях лишь два новых самолёта резко увеличат удельные расходы перевозчика и укрепят его позиции как очередного получателя государственных дотаций или кандидата на банкротство.

Bombardier CRJ200ER авиакомпании RusLine
Флот авиакомпании RusLine составлен из очень старых и в современных условиях неэффективных реактивных самолётов Bombardier CRJ100ER/200ER. И самая удивительная её черта — это великолепный бренд-бук при невнятном маркетинговом позиционировании со слабой и непостоянной рекламной поддержкой
Bombardier Q400
С точки зрения рыночных перспектив в текущих условиях, самым эффективным направлением движения для компании стала бы полная замена флота на турбовинтовые Bombardier Q400 и стратегическое партнёрство с магистральным перевозчиком

Сбиваемый баланс

Вторым клиентом ГТЛК стала АЛРОСА (6R), аффилированная с одноимённой алмазодобывающей компанией. Она тоже получит два SSJ100 на 12 лет.

Это 22-й перевозчик по числу пассажиров в России по итогам 2017 года. В текущем квартале авиакомпания завершает оптимизацию флота. К трём 166-местным Boeing 737-800 и двум 136-местным Boeing 737-700 добавляется ещё один 737 Next Gen меньшей модификации, списывается последний Ту-154М, и основной магистральный парк становится максимально сбалансированным для работы в избранной нише — полётов из аэропортов Мирного и Удачного (сырьевых баз материнской организации) в региональные центры России, столицы и на главные курорты.

Тем не менее, имея «за спиной» столь надёжную поддержку и почти гарантированный пассажиропоток, АЛРОСА может себе позволить экспериментировать с флотом и идти навстречу государственным интересам. Кроме свежего контракта на Superjet, в её портфеле заказ на три новых российских магистральных самолёта Irkut MC-21-300 с ожидаемым началом поставок в 2023 году.

Boeing 737-86NWL авиакомпании Алроса (Alrosa)
Авиакомпания АЛРОСА выстроила свой флот исключительно на Boeing 737 Next Generation — и это правильное решение в условиях, которых работает перевозчик
Sukhoi Superjet 100
Sukhoi Superjet 100 для этой компании — тоже лишнее приобретение, однако в отличие от РусЛайна она вполне может себе его позволить

Главный рублёвый арендодатель

Контракты ГТЛК номинируются в национальной валюте. С 2015 по 2017 годы компания поставила российским эксплуатантам 36 единиц Sukhoi Superjet 100.

В 2018 году получила из бюджета 9,8 миллиардов рублей на покупку ещё восьми самолётов, четыре из которых нашли своих эксплуатантов 20 ноября.