От Korean Air требуют продавать бизнес по частям

Hanjin Group, материнская компания Korean Air Lines Co., Ltd. (KE), рассматривает возможность продажи трёх крупных подразделений дочернего перевозчика: бортовое питание, систему лояльности и сервисное обслуживание/ремонт самолётов. По информации Korean Investors от 27 апреля, совокупная выручка от сделок может составить 3 триллиона вон (181 млрд рублей).

Чеболь Hanjin испытывает трудности по финансированию своего авиационного актива в период кризиса индустрии, вызванного коронавирусными карантинами по всему миру: для пополнения ликвидности Korean Air у самого конгломерата денег нет.

Деньги с условиями

24 апреля государственный Korea Development Bank (KDB) объявил о планах по вливанию в национального перевозчика 1,2 трлн вон (72,3 млрд рублей):

  • 700 млн вон в виде покупки ценных бумаг, обеспеченных дебиторской задолженностью (будущим доходам) от грузовых рейсов,
  • 300 млн вон на покупку бессрочных облигаций, которые могут быть конвертированы в акции авиакомпании,
  • 200 млн вон — кредит.

Но они — как и следовало ожидать — сопровождаются требованиями по адаптации бизнеса к новым условиям.

KDB считает, что Korean Air в течение года столкнётся с дефицитом наличности в размере 3,8 трлн вон и настоятельно рекомендует продать всё, что продаётся. Однако ранее сделанное предложение о продаже 37 гектаров незастроенной земли в центре Сеула было отклонено; с тех пор, как в прошлом году она была выставлена на продажу, покупателей не находится.

Три подразделения оцениваются в 5… 6 трлн вон (включая обязательства), и нет точных сведений, избавится ли чеболь от всех трёх или что-то пока оставит себе.

Еда

Первой «жертвой» ожидают увидеть бортовое питание. Когда (и если) Korean Air вернётся к нормальному функционированию, новая компания будет иметь стабильный рынок сбыта. Кроме того, выделить из общего бизнеса это подразделение относительно легко.

Пример на корейском рынке есть. Чеболь Kumho Asiana Group, контролирующий вторую по величине авиакомпанию страны Asiana Airlines (OZ), в 2003 году создал совместное предприятие по производству и поставкам бортового питания (доли 80:20) с немецкой Lufthansa Group. Когда через пятнадцать лет, в 2018 году, контракт истёк и немцы не захотели его продлевать, в предприятие, тогда уже названное Gate Gourmet Korea, пригласили нового партнёра — китайскую HNA Group (доли 60:40).

Мили

Система лояльности, выделенная в отдельный бизнес, сложнее. Однако и перспектив у него больше, а привязка к успехам авиакомпании — меньше.

Skypass (так она сейчас называется) может расширять круг партнёров и продавать мили за наличные. Программа уже сейчас весьма велика: накопленные обязательства по ней на конец 2019 года составляют 2,4 трлн вон.

Примеров продажи таких подразделений тоже очень много: к ним прибегают как перевозчики в предбанкротном состоянии (Alitalia, Jet Airways), так и те, у которых далеко не всё потеряно (Aeromexico, Air Canada, AirAsia Berhad).

Наиболее актуальный пример — Velocity австралийской Virgin Australia (VA). В декабре 2019 года тогда ещё довольно успешная авиакомпания выкупила остававшиеся ей неподконтрольными 35% акций программы у Affinity Equity Partners. По результатам сделки вся Velocity была оценена в 1,4 млрд долларов США (101,8 млрд рублей).

Korean Air обладает более развитой программой лояльности: Skypass предварительно оценивается выше австралийского аналога.

Ремонт

Наконец, в прошлом году Hanjin уже собирался продавать сервисное подразделение, заинтересованной стороной выступал чеболь Hanwha.

Клиентами предприятий Korean Air по техобслуживанию и ремонту — кроме самой авиакомпании — являются некоторые корейские лоукостеры.

KDB считает, что предоставленной им помощи — если ничего не изменится и не продастся — хватит до середины лета. В случае, если банк переведёт облигации в акции, он станет контролировать долю в 10,8% капитала перевозчика.